"65 минут"

 

- Итак, вы утверждаете, что Россия - это дерьмо? -  вызверенным фальцетом обратилась Скарабеева к зачуханному поляку с дебильной рожей, непонятно каким образом попавшему в телевизор. - А не думаете ли Вы, что таким утверждением можете смертельно оскорбить наших телезрителей и всех присутствующих здесь приглашенных гостей?
- Нет, я не думаю, - дебильнорожий поляк ощерился, и на его харе появилась скотская улыбка. - Я точно знаю, что оскорбляю вас и вашу дерьмовую страну, потому что вы все дерьмо, как я уже сказал, ваша страна дерьмо, ваша история дерьмо, а ваше шоу - это даже не дерьмо, а так - кусок дерьма на лопате.
Публика зале грозно зашумела, многие (особенно солидного вида мужики) повскакивали, но Скарабеева, взмахнув рукой, усадила всех на места:
- Прошу спокойствия, дамы и господа! Не забываем, что у нас в стране - свобода слова, и поэтому каждый может высказывать всё, что думает, и ему за это ничего не будет. Пусть даже он и меня называет дерьмом, и моего соведущего называет дерьмом, называет дерьмом нашу страну и всех вас вместе и каждого по-отдельности. Свобода слова - она требует терпения, требует милосердия и требует хладнокровия, как у космонавтов. И что бы там не произносил наш уважаемые польский оппонент, мы будем терпеть. Вернее, вы будете терпеть! А теперь слово предоставляется председателю Государственной Думы господину Владимирову Владимиру Владимировичу.
- Спасибо, Ольга! То, что наш польский оппонент сказал, что мы все дерьмо, и наша страна дерьмо - пусть это останется на его совести. Потому что, по правде сказать, мы все и наша страна тоже - не совсем дерьмо. Ну, или даже если дерьмо, то не слишком вонючее, а иногда и благоухающее вовсе. И да, конечно, критика со стороны для нас максимально важна, она помогает, как говориться, строить и жить и, как говориться, помогает в итоге из дерьма сделать конфетку.
- Спасибо, спасибо, Владимир Владимирович. А теперь, наверное, пришло время дать слово лидеру партии, которую все знают (и лидера, кстати, знают тоже все) тоже Владимиру, но не Владимировичу. А Вольфовичу.
- Да, кхе-кхе! Вот, здесь поляк сказал, что вы все дерьмо. И правильно сделал, потому что мы здесь все действительно дерьмо, но я считаю, что это плюс, а совсем не минус. Ведь у дерьма какие свойства? Главные какие свойства? Правильно - его все боятся. А боятся, значит, уважают. Вот приедет, допустим, к вам какой-нибудь ухоженный господин - весь чистенький, в рубашечке, отутюженных брючках, с выбритым лицом и пахнущий дорогим одеколоном. Приедет и что? Да вы его просто не заметите, потому что по улице таких бродит целая прорва, и каждого и не упомнишь. А вот придет к вам вонючий бомж весь в дерьме, так вы это на всю жизнь запомните! Помяните мое слово. Поэтому и я говорю, мы - дерьмо! А поляку, кстати, нужно морду-то начистить, подонку! Нужно!
- А за что ему чистить, если он первый обозначил, что мы все дерьмо, а Вы, уважаемый Владимир Вольфович, это подтвердили? -  Скарабеева мило улыбнулась и состроила глазки председателю партии, которую все знают. -  Может быть, нашего польского гостя нужно наградить?
- Я вот именно это и имею в виду! Именно, его нужно наградить, и наградить весомо, зримо. Можно даже деньгами, в придачу к государственной награде. Человек совершил реальный подвиг - назвал Россию и русских дерьмом в эфире государственного российского телевидения, а кто еще на такое способен? Только настоящий герой, более никто!
- Извините, что перебиваю Вас, Владимир Вольфович, - Владимира Вольфовича перебил соведущий Скарабеевой Полупопов. - Но у нас срочные новости из госдепартамента США. Там на прессконференции представитель госдепартамента назвал Россию дерьмовой страной - наверное, он эту тему подслушал у нас. Это что же получается, и эти туда же? И им тоже ордена давать?
- А что, неплохая мысль! Совсем, совсем неплохая, приходи ко мне сегодня вечером в Думу, я тебя чаем угощу. И Скарабееву не забудь, втроем бухнем чайку. Так вот, если все кругом называют Россию и русских дерьмом, значит, это тенденция, и нам, однозначно, нужно сесть и обмозговать, куда двигаться дальше и что делать, чтобы:
- во-первых: исправить существующее положение вещей,
- во-вторых: упрочить существующее положение вещей.
- Ага, понятно, - Скарабеева натянула на лицо задумчивое выражение. - Задача, прямо скажем, не из простых. С одной стороны, нужно исправить, с другой - упрочить. Ребус, как есть ребус. Ну, а сейчас я передаю слово нашему второму уважаемому гостю - журналисту заштатной британской газетенки из города, название которого я забыла (да и не знала, честно говоря). Скажите, Скотт, а вы что думаете о России и русских вообще?
- Я-то? - заштатный британский борзописец смачно плюнул на пол и растер плевок ногой. - Нет, я не считаю Россию и русских дерьмом, это слишком несправедливо для дерьма. Ваша страна и вы все - просто плевки наподобие вот этого. На вас можно наступить и растереть, и ничего не будет. На дерьмо же наступать не рекомендуется, после дерьма долго отмываться. Так что вы плевки, всегда были плевками и плевками останетесь.
 Публика зале грозно зашумела, многие (особенно солидного вида мужики) повскакивали, но Скарабеева, взмахнув рукой, усадила всех на места:
- Прошу спокойствия, дамы и господа! Не забываем, что у нас в стране - свобода слова, и поэтому каждый может высказывать всё, что думает, и ему за это ничего не будет. Пусть даже он и меня называет плевком, и моего соведущего называет плевком, называет плевком нашу страну и всех вас вместе и каждого по-отдельности. Свобода слова - она требует терпения, требует милосердия и требует хладнокровия, как у космонавтов. И что бы там не произносил наш уважаемые британский оппонент, мы будем терпеть. Вернее, вы будете терпеть! А теперь слово предоставляется заместителю председателя Совета Федераций Российской Федерации Воробьянинову Юрию Леонидовичу:
 - Спасибо, Ольга! То, что наш британский оппонент сказал, что мы все плевки, и наша страна - плевок, пусть это останется на его совести. Потому что, по правде сказать, мы все и наша страна тоже - не совсем плевки. Ну, или даже если плевки, то не слишком жидкие, а иногда и твердые вовсе. И да, конечно, критика со стороны для нас максимально важна, она помогает, как говориться, строить и жить и, как говориться, помогает в итоге из плевка сделать минеральную воду. Кстати, пользуясь моментом, я еще раз спешу напомнить всем присутствующим гостям и телезрителям, что в последние годы Россия поднялась с колен, нас все в мире уважают и считают могучей силой - и всё благодаря руководящей и направляющей силе, которой является наша партия под чутким руководством сами знаете кого. А уважение - оно дорогого стоит, ради него нужно потерпеть, нужно засучить рукава, чтобы работать, работать и еще раз работать…


Персональный сайт Владислава Картавцева
www.kartavtsev.ru  2019 © Все права защищены.